«В нулевые было одно правило: я трачу много — значит, я существую». Как изменилась гастрономическая культура в России | ForbesLife

Ноя23,2019

[ad_1]

Самое большое изменение претерпел сегмент дорогих ресторанов. В 1990-е ресторан вообще был синонимом «шалмана», где собирались все и сразу, случались «гастроли» звезд (а где-то они сидели, не вылезая), постоянно мелькали заезжие иностранные кумиры, бандиты и другие яркие представители эпохи. Гуляли «на все» — у кого-то эти «все» заканчивались уже в полночь, а кто-то передаст наследство даже правнукам. Ни о какой гастрономии речи не шло — в ресторане должно быть вкусно, неожиданно (бум японской кухни начался именно в 1990-е) или понятно. А еще сытно (поэтому так ценились кавказские рестораны). Пили все самое дорогое, но без разбора — времена были такие, что разбираться не было времени и желания: цена, как все думали, и была синонимом качества.

В нулевые все изменилось — бренды торжествовали во всем, show off стало философией жизни, поэтому успешные люди украшали свои столики бутылкой дорогого вина, шампанского или водки. В США, например, бутылка дорогой водки служила именно для этого. На кухнях ресторанов уже появились все те звезды, у которых сейчас берут интервью, но максимум, чего они удостаивались, это короткая ремарка промоутера/ресторатора: «У меня там итальянец работает». Рестораны стали не «третьим местом», как сейчас любят говорить маркетологи, а чуть ли не вторым или первым. Здесь происходили романы, расставания, ссоры, заключались сделки и отнимались бизнесы. Неизменно было лишь одно правило: я трачу много — значит, я существую.

В 2010-е, эпоху хипстеров, крафтовых баров, бургеров и бородатых финансистов, гастрономия наконец-то начала подниматься с колен (или встала на них из лежачего положения). Робкие попытки копировать европейские необистро, первые меню на одном листочке, разговоры о сочетании продуктов и повальная мода на коктейли нового формата («Лонг-Айленд предали анафеме и чуть ли не плевали в лицо при его заказе за стойкой). Людям стала важна история продукта, процесс его производства. «Французская водка? А где сделана, а какой спирт, а кто придумал?» — обычный диалог за стойкой. Франсуа Тибо, создатель Grey Goose, приезжает с Аленом Дюкассом давать совместный ужин — все проходит на ура, люди слушают и едят с интересом, то же самое происходит со всеми другими мэтрами. Надоевшая всем фраза «повара — новые рок-звезды» рождается именно в эти годы, а рестораторы понимают, что общество нуждается в новых проектах. Зарьков, Оганезов, Тютенков создают свои лучшие проекты, а Глен Баллис, Казаков, Мухин и Троян купаются во всенародной любви.

Уже и 2020 год на подходе. Гастрономия перерождается: гастроли культовых поваров, ужины в шесть рук, звездная болезнь некоторых представителей индустрии, сложные сочетания, которые вдруг перестали нравиться, надоели практически всем. Comfort food, простые напитки, ужины наедине с собой без телефона и шумных компаний, монопродукт и осознанное потребление — за столом ресторанов все чаще пары или одиночки, с блюдами из двух-трех ингредиентов, водка со льдом, одним бокалом достойного и проверенного вина или виски, спокойный взгляд и полное понимание, что мы достаточно выросли, чтобы использовать спецэффекты. И гастрономия, как верный спутник, вновь нам отлично в этом подыгрывает.

[ad_2]

Source link

Related Post

Добавить комментарий